Эксплуатация устройств котельных
Пятница, 22.11.2019, 18:27
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Главная » 2019 » Март » 8 » Возможна ли «перезагрузка» Украины
    14:56
    Возможна ли «перезагрузка» Украины
    Политический маневр Петра Порошенко можно сравнить с тем, что в ноябре 1991-го сделал Борис Ельцин, взявший всю ответственность за реформы на себя
     
    Перипетии демократии
     
    Уход в отставку премьер-министра Украины Арсения Яценюка, с одной стороны, не должен никого удивлять. Если посмотреть на историю украинского правительства с 1992 года, то нетрудно заметить, что премьер-министры (а их было 18 человек), да и другие члены правительства меняются с завидной регулярностью. Так что два года Яценюка на своем посту — результат очень неплохой.
     
    С другой стороны, уход Арсения Яценюка удивителен тем, что у него в руках, так же как и у президента Порошенко, имеется «контрольный пакет» от нынешней коалиции, и его поддержка откровенно необходима для всей политической системы Украины. Согласно Конституции Украина является парламентско-президентской республикой, где правительство формируется на основе создания официальной политической коалиции.
     
    Демократия на Украине гораздо более развита и устойчива, чем в России: достаточно сказать, что нынешний президент страны является пятым по счету за 25 лет, а два его предшественника не смогли избраться на второй срок. Но при этом в стране нет устоявшихся политических партий, различающихся между собой идеологически. Основные различия между партиями связаны с личностями их лидеров. Зачастую партии (или электоральные блоки) создаются непосредственно перед выборами и исчезают вскоре после них. В результате значительная часть кандидатских списков в любой партии состоит из друзей, знакомых или спонсоров их лидеров, которых ничто другое не объединяет и которых в значительной мере не заботят интересы избирателей, ведь никто не может гарантировать, что на следующих выборах ты снова попадешь в список кандидатов. Создать в таких условиях устойчивую и дисциплинированную политическую коалицию, которая необходима для существования правительства, — вещь непростая.
     
    В ходе протестных акций в январе—феврале 2014 года на Украине сформировалась широкая политическая коалиция, основными лозунгами которой были европейский курс и борьба с коррупцией. В мае того же года в стране состоялись президентские выборы, на которых победил Петр Порошенко, чья политическая популярность резко выросла во время кризиса: осенью 2013 года его «президентский рейтинг» оценивался в 3–4%, в январе—феврале 2014-го он вырос до 9–11%, в марте — до 20%, а в апреле — до 35%.
     
    Только в конце октября 2014 года на Украине состоялись парламентские выборы, по результатам которых в начале декабря была оформлена правительственная коалиция, которую поддержали пять политических партий (блоков), был сформирован персональный состав правительства, а премьер-министром страны был утвержден Арсений Яценюк.
     
    Реформы на фоне войны
     
    На протяжении всего 2014 года политическая и экономическая ситуация в стране резко ухудшалась. Россия присоединила Крым и поддерживала «гибридную войну» на Восточной Украине, в результате чего экономика потеряла более 20% ВВП и экспортной выручки, банковская система столкнулась с огромным количеством неплатежей по кредитам. Одновременно с этим Россия, которая являлась основным торговым партнером Украины, начала вводить ограничительные меры в отношении украинской продукции, а украинские власти запретили поставки продукции военного назначения в Россию. Ситуация усугублялась тем, что долгие годы Украина субсидировала из бюджета цены на газ для потребителей. Повышение Россией цен на поставляемый газ привело к резкому росту нагрузки на бюджет и к росту монетарного финансирования бюджета со стороны Нацбанка Украины. На этом фоне национальная валюта быстро девальвировалась, а инфляция ускорялась.
     
    Подписание программы сотрудничества с МВФ зафиксировало основные направления не только экономических, но и политических реформ (судебная система и борьба с коррупцией) и, казалось, задала стратегические направления реформирования всей государственно-экономической системы страны. Нельзя сказать, что намеченные реформы совсем не идут. К началу 2016 года Украина:
     
    - начала быстрый переход к рыночным ценам на газ и заменила систему дотирования цен на газ системой адресных субсидий для малообеспеченных граждан;
     
    - резко повысила качество работы надзорного блока Национального банка;
     
    - были отозваны лицензии у каждого третьего банка, 20 крупнейших банков страны прошли через стресс-тесты, по результатам которых были зафиксированы требования по наращиванию их капиталов;
     
    - начала реформу полиции, в рамках которой была с нуля создана патрульная полиция;
     
    - создала законодательную основу и новые структуры для борьбы с коррупцией;
     
    - начала обновление кадрового состава прокуратуры.
     
    Яценюк не сделал свое дело
     
    Тем не менее все наблюдатели едины во мнении, что реформы на Украине идут крайне медленно и не носят комплексного характера, украинская экономика прекратила падение, но пока не готова восстанавливаться, а уровень жизни населения продолжает снижаться. И столь же очевидным для экспертов являются набор ключевых реформ и их содержание — их перечни, предлагаемые различными группами, различаются между собой техническими деталями.
     
    Так же как и в России, главными препятствиями на пути реформ на Украине являются политические факторы:
     
    - после победы Евромайдана к власти пришли политики, которые занимали различные должности во власти на протяжении последних 10–15 лет, которые были активно вовлечены в формальные и неформальные политические и бизнес-договоренности, для которых решительные реформы не являются ни modus vivendi, ни modus operandi. В противоположность этому в нынешней властной структуре крайне невелико представительство «новых» политиков, выступавших двигателем протестного движения, которое привело к смене политического режима;
     
    - на протяжении многих лет украинские олигархи играли важную роль внутри страны, поддерживая тех или иных политиков. При этом богатство большинства из них возникло и опирается на получаемых правах на управление государственными компаниями, на бесплатное использование государственных активов. В ситуации, когда проведение реформ требует слома старых конструкций такого рода, сопротивление олигархов возрастает, а основным инструментом давления становятся СМИ — основные телевизионные каналы на Украине принадлежат олигархам, государственный «Перший канал» занимает лишь 19-е место по популярности, а принадлежащий президенту Порошенко «Пятый канал» не входит в десятку наиболее популярных;
     
    - в биполярной политической конструкции «президент — премьер» каждый участник больше смотрел за тем, чтобы его оппонент не усилился, нежели был занят проведением реформ, которые не добавляют политической популярности и могут привести к уходу с политической сцены уже в следующем электоральном цикле. Политическая ревность в отношениях между Порошенко и Яценюком привела к тому, что ни один из них не только не стал лидером реформ, но и не был готов способствовать появлению такого человека в структуре власти. Сегодня в украинском правительстве нет вице-премьера, отвечающего за реформы и обладающего полномочиями на принятие необходимых решений по содержанию перемен, хотя такая должность прямо предусмотрена законом. Точно так же в правительстве нет вице-премьера по евроинтеграции, хотя это должно стать центральным направлением деятельности властей на ближайшие годы;
     
    - переход Украины от коррумпированной неэффективной экономической модели времен Януковича к проевропейской в качестве обязательного условия требует установления верховенства права, борьбы с коррупцией, серьезнейшей трансформации судебной и правоохранительной систем. Если этого не будет сделано, то даже самые успешные социально-экономические реформы в других направлениях не смогут создать надежный фундамент для устойчивого развития страны. Главным и, возможно, единственным человеком, от которого зависит скорость этих реформ, является президент Порошенко, которому Конституция дает для этого все необходимые полномочия. Хотя процесс этих реформ начался, их скорость крайне невелика. Борьба с коррупцией не затрагивает верхние эшелоны власти, сохранение во главе прокуратуры людей, не готовых к тому, чтобы защищать власть закона, а не интересы отдельных политиков, — все это объясняется неготовностью президента Порошенко к решительному разрыву с прошлым. И именно это является сегодня главным тормозом украинских реформ.
     
    Решающий год
     
    Прошло уже два года с момента смены политического режима на Украине. К сожалению, украинские реформы не набрали необходимой мощи и не стали необратимыми. Более того, можно сказать, что нынешнее поколение украинских политиков теряет темп и упускает возможности.
     
    2016 год станет решающим в определении судьбы Украины как минимум на ближайшее десятилетие. В этом году государству предстоит пройти через период жесткой бюджетной консолидации и сократить дефицит бюджета с 15 до 4% ВВП. В значительной мере это будет достигаться за счет населения, которому предстоит приспособиться к резко выросшим ценам на газ и снизившемуся уровню жизни. Если в течение этого года украинские власти не смогут запустить полномасштабные реформы, то украинская экономика не сможет начать быстрый рост, и, следовательно, население не сможет получить позитивные результаты реформ (повышение уровня жизни) до следующих президентских и парламентских выборов, которые должны состояться в 2019 году.
     
    На этом фоне доверие граждан к нынешнему поколению политиков и к реформам будет серьезно подорвано, что может обернуться ростом влияния популистских политиков и возвратом Украины к старой коррумпированно-рентно-олигархической политической системе. После чего страна имеет все шансы свалиться в долгосрочную стагнацию.
     
    Будучи на Украине, беседуя с местными политиками и экспертами, я много раз слышал сетования на то, что «премьер не реформатор», что его окружение смогло навязать ему свои интересы, защищать которые было проще, чем заниматься реформированием экономики. Уход Яценюка позволит быстро понять, насколько все это было правдой. Я не знаю имени нового украинского премьера и тем более состава нового кабинета министров, но, пользуясь историческими аналогиями, могу сравнить политический маневр президента Порошенко с тем, что в ноябре 1991-го сделал Борис Ельцин, взявший всю ответственность за реформы на себя.
     
    Тогда, четверть века назад, первый российский президент сделал тот шаг, который превратил российскую экономику в рыночную: он либерализовал цены и тем самым запустил рыночный механизм восстановления экономического равновесия. Сегодня украинскому президенту предстоит решить, какое место в истории он хочет занять — политика, сделавшего решительный шаг вперед, или политика, который предпочел синицу в руках, имея все шансы ухватить журавля.
     
    Сергей Алексашенко,
    Старший научный сотрудник Института Брукингса (Вашингтон, США)
    Просмотров: 33 | Добавил: hitona1972 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Copyright MyCorp © 2019
    Создать бесплатный сайт с uCoz